Владимир Яглыч: я уже не тот мальчик, который в 2005 году женился

By  |  0 Comments

Популярный актер рассказал, почему отношения для него невозможны без искренности, и признался в любви к красивым свадьбам.

К браку я отношусь хорошо. В этом смысле я уже тертый калач (Владимир был женат на актрисе Светлане Ходченковой — прим. ред.). К 31 году я успел жениться и развестись, но не могу сказать, что есть переживания по поводу горького опыта. Я считаю, что все, что с нами происходит, каждая история имеет начало, развитие и рано или поздно заканчивается. Вопрос в том, сколько времени мы на это потратим, как там сверху нам суждено. Я по-прежнему верю в брак, и у меня есть в планах построить семью.

Возможно, я стал чуть более осторожным. Хотя… как бы мы ни хотели быть аккуратными, но когда действительно влюбляемся, мы открыты. И рано или поздно наступаем на одни и те же грабли. Хорошо это или плохо? Мне кажется, хорошо. Потому что в этом есть какая-то искренность. Конечно, опыт никуда не денешь. Я уже не тот мальчик, который в 2005 году женился. Нет определенной инфантильности. А в остальном — как я поменялся, покажет время.

Что касается любви — это же вообще непредсказуемо. Чем честнее отношения, тем сильнее зашкаливают эмоции — меньше продумываешь какие-то мелочи, не обращая внимания на элементарные, пусть даже бытовые проблемы. В этом кайф всей нашей жизни: почему-то в одного человека мы можем влюбиться, а в другого — нет. Но это и прекрасно.

Отношения мужчин и женщин, мне кажется, во многом изменились. В какой-то статье я недавно прочитал, что человек, занимающийся бизнесом, не имеет пола. Уже не нужно открывать дверь машины, когда из нее выходит женщина. На переговорах женщине пожимают руку и даже иногда готовы обсуждать при ней других женщин. Понятия размываются, получается такая эпоха унисекса, и это мне совсем не нравится. Есть мужчина, а есть женщина, меня это больше устраивает. Поэтому я тяготею к старым порядкам, когда мужчина в семье главный. Патриархат — так ведь это называется? Хорошее слово. Надо его чаще использовать. (Смеется.)

К счастью, у меня есть хорошие примеры — мои родители. И еще, конечно, бабушка и дедушка, которые прожили много лет, несмотря на огромное количество трудностей, жизненные скачки, смены государственных режимов… История менялась, а люди оставались вместе. Мне кажется это большая работа, большой труд. И такой преданности друг другу надо учиться.

Что касается свадьбы и подготовки к ней, то я придерживаюсь той позиции, что все должно быть для невесты. Выбор цвета приглашений, начинки для торта и тому подобное отдам на откуп ей. Знаете, у меня мама сейчас занавески выбирает. И когда я приезжаю домой, за те недолгие пару часов, которые я нахожусь у родителей, она показывает мне восемь оттенков белого цвета или серого. Или восемь абсолютно одинаковых кресел или диванов. Каторга! Все равно что потихонечку вставить руку в тиски и закручивать. Медленно и мучительно. (Смеется.) То же самое и со свадьбами.

Я человек, который любит принимать решения быстро. Уверяю вас, что цветовую гамму подобрать смогу, но не стану заморачиваться, теплый оттенок нужен или холодный. Даже если я скажу, например, что будут красные розы, через пять лет окажется, что она хотела фисташковые, а я со своими красными все испортил. По календарю «Цолькина», если бы были фисташковые, то у нас жизнь по-другому бы сложилась. Нет уж, пусть будет все, как она захочет.

Конечно, если девушка с дурным вкусом, — хотя не понятно, как она попадет в разряд невест, — но если предположить, что все-таки попалась такая, я не буду категоричным. Первые два раза. Я попытаюсь ее обмануть. Или поторговаться. Давай, я это выберу, а ты этим займешься. Я займусь свадьбой, а ты резину зимнюю выберешь. Это же честно? У меня нет желания все контролировать, но, конечно, мне не наплевать, как все будет.

Самое главное, чтобы через 50 лет два дряблых старика сидели на диване и говорили: а на свадьбе мы, конечно, с тобой зажгли. Это не обязательно должен быть берег моря или отвесная скала. Это должно навсегда остаться в памяти, вот и все! И даже спустя много лет, проезжая мимо определенного места в Москве, я все равно знаю, что когда-то здесь я праздновал, думая, что это будет единственный раз в моей жизни.

Я вспоминаю, как мой однокурсник, тогда еще очень обаятельный толстячок, Игорь Войнаровский, будучи на моей свадьбе, в загсе сел играть за арфу. Нас чуть не выгнали всех. И мы дрожащими руками со слезами на глазах, смеясь, подписывали этот… акт передачи фамилии. Свадьба все равно оставляет какое-то послевкусие, память. И это важно.

Мне нравится, что свадьба стала неким ритуалом, когда люди красиво одеваются, а не приходят в загс в шортах и плохом платье и как-то по-воровски расписываются. Для меня это так странно, может, я по-другому воспитан. Но если ты хочешь сделать женщине приятное, то надо к этому подготовиться. Не хотите классику — пожалуйста. Но обязательно какое-то решение должно быть.

Даже если люди давным-давно живут вместе, это все равно начало какого-то пути. Отсюда начнут писать семейную летопись, пойдет фамилия. Знаете, как красиво, когда она — невеста, а он — офицер в парадной форме. Или он в классическом костюме или смокинге, а она… Это всегда какая-то магия. Я люблю свадьбы. Иногда смотрю — свадьба едет, и посигналю. Это же так круто!
Читать всё: www.wedding-magazine.ru


Комментарии:

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 + 15 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>